`Казнить нельзя помиловать`

20.01.2011
Ракетная техника
`Казнить нельзя помиловать`

Ушедший в историю 2010 г., наряду с целым рядом своих отличий, следует отметить и обнародованием мнений ряда специалистов о целесообразности создания в России новой тяжелой межконтинентальной баллистической ракеты (МБР) на жидком топливе. Эта тема появилась не вчера и, тем более, не сегодня, однако свое мнение по вопросам, связанным с ней, крупные специалисты в этой области, старались не афишировать. Тем более заметный интерес вызвали к себе высказывания некоторых официальных лиц, прозвучавших во второй половине прошлого года. Среди них следует отметить выступление на пресс-конференции генерального конструктора Московского института теплотехники (МИТ) Юрия Соломонова (ракетные комплексы "Тополь-М" и РС-24 "Ярс"), действительного академического советника Академии инженерных наук РФ Юрия Зайцева и консультанта командующего Ракетными войсками стратегического назначения (РВСН), бывшего начальника Главного штаба РВСН генерал-полковника Виктора Есина.
Так, Юрий Соломонов считает, что создание такой МБР противоречит политики России в области разоружения и призвал сосредоточиться на новых прорывных технологиях. Говоря о необходимости России иметь стратегический ядерный потенциал, достаточный для нанесения любому агрессору в ответных действиях неприемлемого ущерба, по поводу создания такой МБР, Соломонов отметил: "… в ответных действиях живучесть шахтных комплексов всего 5–7%, поэтому в СНВ-1 был предусмотрен отказ сторон от разработки тяжелых ракет нового типа". "Полагаю, разработка тяжелой ракеты нового типа противоречит разоруженческой логике", – сказал представитель института, который занимается созданием твердотопливных МБР.
Здесь уместно отметить, что ранее генеральный директор корпорации "Рособщемаш" (конкурент МИТа в области создания МБР) Артур Усенков сообщил о том, что в России уже в течение года ведутся работы по созданию новой тяжелой МБР на жидком топливе, которая должна заменить на боевом дежурстве МБР "Воевода". По утверждению Усенкова, такая ракета прорвет любые существующие и перспективные системы ПРО, которые будут существовать до 50 гг. текущего столетия. "В 2009 году получено задание разработать новую тяжелую жидкостную МБР шахтного базирования на замену "Воеводе". С тех пор ведутся работы по ее созданию".
Во времена СССР, по его словам, на создание МБР и ее постановку на боевое дежурство требовалось около 8 лет. В настоящее время аналогичная задача решается за 10-15 лет, но при должном финансировании и создании современной электронной базы ракета может быть поставлена в шахту через 8 лет, отметил Усенков. Еще одним аргументом в пользу отказа от создания жидкостных МБР Соломонов считает заправку их топливом с ядовитыми компонентами. "Использование таких компонентов недопустимо в ракетных комплексах ХХI века. Полагаю необходимым ограничиться эскизным проектированием до 2013 года, а затем посмотреть по конкретной обстановке", - считает Соломонов.
Относительно возможности использования МБР РС-24 в боевых железнодорожных комплексах (БЖРК) Юрий Соломонов сказал, что это возможно. "Соответствующие проектные работы проведены, однако признано нецелесообразным их развитие. Я согласен с этим, поскольку повышения живучести такого комплекса по сравнению с грунтовым нет, а по стоимости – только проигрыш". Таким образом, одной из важных причин отказа от разработки тяжелой жидкостной МБР, как считает Юрий Соломонов, является противоречие политики разоружения и высокая стоимость ее создания. Однако, как считает Юрий Зайцев, действительный академический советник Академии инженерных наук РФ, безопасность страны стоит дороже. Об этом он заявил при обсуждении еще одного важного вопроса – возможности использования твердотопливной МБР РС-24 "Ярс" в БЖРК с целью существенного повышения мобильности и живучести ударной группировки РВСН.
По его словам, мобильность МБР "Тополь-М" ограничена его "привязанностью" к основной базе, координаты которых известны. Кроме того, весьма высока вероятность обнаружения этого крупногабаритного металлического объекта (длина, высота и диаметр около 24 м, 5 м и 3,5 м соответственно), источника теплового и электромагнитного излучений современными эффективными космическими средствами разведки. При этом, как отметил Зайцев, разветвленность российской железнодорожной сети обеспечивает значительную скрытность, а следовательно, и живучесть комплексов МБР. По его словам, в этом вопросе трудно согласиться с мнением Юрия Соломонова, одного из создателей твердотопливной ракеты с разделяющейся головной частью РС-24, заявившего о нецелесообразности размещения ее на БЖРК. Как заявил академический советник Юрий Зайцев: "Если и принимать во внимание какую-то весомую причину отказа от воссоздания БЖРК, то это достаточно большие финансовые затраты на их эксплуатацию. Но, наверное, безопасность страны стоит дороже".
Он отметил, что по данным исследований, проведенных в США при планировании создания БЖРК, при рассредоточении 25 составов на участках железной дороги протяженностью 120 тыс. км вероятность их поражения составляет 10% при использовании 150 МБР класса "Воевода" (ракета РС-20, "Сатана" по западной классификации, масса 200 т). Юрий Зайцев уверен, что воссоздание группировки БЖРК с МБР "Ярс" не входит в противоречие и с новым Договором по сокращению наступательных вооружений. По его данным, первый в мире БЖРК с твердотопливной ракетой РТ-23 "Молодец", эксплуатировавшийся с 1983 г., был способен без обнаружения преодолевать более 1000 км в сутки и запускать ракеты с любой точки маршрута.
Обладавший повышенной живучестью, БЖРК рассматривался в качестве основы группировки ответного удара. К 1999 г. группировка БЖРК состояла из трех ракетных дивизий по четыре полка в каждой (36 пусковых установок). Стартовавшую из Костромской области всего один раз в истории эксплуатации и поразившую цель на Камчатке МБР "Молодец" в США не смогли определить координаты ее пуска и проследить ее траекторию полета. Это притом, что американцы знали о нахождении на боевом патрулировании не менее одного БЖРК. Последний комплекс МБР железнодорожного базирования, согласно Договору СНВ-2, был снят с боевого дежурства в 2005 г., хотя по планам РВСН, БЖРК должны были находиться на боевом дежурстве до 2010 г.
Мнение эксперта Юрия Зайцева с оговоркой поддержал и бывший начальник штаба РВСН Виктор Есин. Он считает, что разрабатывать новые тяжелые жидкостные МБР России придется в случае, если США решат форсировать работы по созданию глобальной системы ПРО, так как только такие ракеты в составе стратегических ядерных сил РФ будут способны гарантированно преодолеть систему ПРО нового поколения. Комментируя заявление Усенкова, он сказал: "Если США предпримут безудержное наращивание своей глобальной ПРО, без тяжелой жидкостной ракеты нам не обойтись". Это генерал объяснил тем, что надежности прорыва ПРО, наряду с боевыми блоками, в составе полезной нагрузки должны быть и тяжелые ложные цели. А совокупную большую полезную нагрузку способна нести только тяжелая МБР.
Для сравнения, новые российские твердотопливные ракеты "Тополь-М" (моноблочная) и "Ярс" (с разделяющейся головной частью) имеют полезную нагрузку в 1,2 т и 1,4 т соответственно, а находящаяся на многолетнем боевом дежурстве в составе РВСН тяжелая жидкостная МБР "Воевода" - 8,8 т. "Как минимум неменьшей выводимой в космос массой должна будет обладать и новая тяжелая ракета, работа по которой в России действительно ведется", – сообщил Виктор Есин. Еще одним преимуществом тяжелой жидкостной ракеты он отметил и такую важную для прорыва ПРО характеристику, как "импульс удельной тяги" на один килограмм топлива (определяет время набора необходимой скорости), который у тяжелых жидкостных МБР существенно выше по сравнению с твердотопливными при одинаковых габаритах.
По заявлению эксперта: "У США жидкостных тяжелых ракет с РГЧ нет, поэтому на переговорах по СНВ они всегда ставили вопрос об их ликвидации в СССР, а затем и в России". Как пояснил Есин, живучесть тяжелых МБР шахтного базирования обеспечивается их высокой степенью боевой готовности, которая позволяет ракетам стартовать через десятки секунд после получения команды на пуск. Он убежден, что говорить о 5-7% живучести "… при ответном ударе просто некорректно" и считает, что в наземной группировке СЯС России должны быть подвижные пусковые установки твердотопливных и стационарные ПУ тяжелых жидкостных МБР. "Только такое сочетание обеспечит России гарантированное ядерное сдерживание", – утверждает генерал.
Как отметил Виктор Есин, сейчас в России ведется экспертное проектирование новой тяжелой жидкостной МБР, предназначенной для замены "Воеводы". После завершения технического проекта будет сделан его анализ и в конце 2010 г. – начале 2011 г. должно быть принято военное и политическое решение по дальнейшему продолжению работ. Таким образом, можно констатировать, что сегодня в этом вопросе наблюдается достаточно неясная ситуация, которую, перефразируя известное выражение, можно назвать как "создать нельзя ликвидировать". В связи с этим возникает вопрос, когда и где в этой фразе будет поставлена столь важная запятая.

Источник